Call me DUDE, epta

sosuperawesome:

Photographer Imagines What World Cities Would Look Like Without Lights

French photographer Thierry Cohen wants to show you what the cities might look like if they went dark on a clear day, and if the photographer focused on bringing out the stars. His project Darkened Cities shows recognizable cityscapes in darkness under the night sky.

To create the images, Cohen first traveled to locations that are untainted by the light pollution of large urban areas, capturing beautiful night shots of the Milky Way floating overhead.

He then combined these photographs with manipulated photographs of various cities (e.g. San Francisco, New York City, Tokyo, Rio de Janerio) to complete the effect.

(via unfuckthereallife)

Я, дурак, ровно год назад отправил сам себе письмо. Хотел было к д.р. отослать, а потом, думаю, зачем, мол, надо же РОВНО через год чтоб было. Это же правильно, чего там до марта-то случится - ничего. А через год? И через год - ничего. Я там себе наобещал стать охуенным писателем, отправить на “Дебют” (хотя бы) свою неимоверную повесть об электричках, еще жить по carpe diem и всякое такое. “Живи и помни, брат! Твой экзамен - 29 ноября, не забудь.”  А я забыл, лол. А теперь я себе наобещал стать Мартином Иденом или чем-то в этом роде, хотя “Мартина Идена” я до сих пор не читал, но когда прочитаю, мол, пойму и стану как.

А сегодня я смеялся над своим собственным стилем. Над этим заголовком “Привет, мудила”. Над тем, что дописывал там что-то на какой-то конкурс. Над тем, что также скучно, как и год назад. Да это “вечное возвращение”. Ты идешь вперед, а возвращаешься назад, только немного все по-другому, брат. Ты отнял у жизни год, поменял внешний вид, вроде бы поменялся, а вроде бы и нет. Все по-старому. Ощущения разрыва с тем “мной” и этим “я” - нет. Там и там - я.

И, напоследок, история недели: иду я с остановки, а двор темный уже, около дома шарятся два человека. Один стоит, не двигается, а второй вокруг него бегает и приговаривает: “Ну, зайди в подъезд, че встал, ну, (имя)”.  Я посмотрел на того, а он стоит, руку вперед вытянул. А другу в у локтя держит. Стоит и по вене долбит. Натурально! Вот просто стоит и долбит. Наркоманы ебаные совсем охуели.

Люди! А, люди?! Что с вами такое стало? Что за юных фашистов я обнаруживаю вокруг? Полтора года я уже не употребляю продуктов животного происхождения. ПОЛТОРА. Кто об этом знает? Семья и пара друзей. Всё. Почему, когда кто-то узнает, что я, прости Господи, ВЕГЕТАРИАНЕЦ (слова  “веган” многие не знают, а я не рискую себя называть таковым), то вдруг раздается пренебрежительное цыкание, мол, какой-то ты неправильный, брат. Мол, мужчинам, парням, НАДО есть мясо - это, мол, мужская сила (?!), это жизнь. “Какой ты мужик без мяса?”. “Полтора года? Да как ты по земле еще ходишь?”. “И что, прям совсем не ешь? А как же белок?”, “Че, даже рыбу?”. И тут меня почему-то клинит, да, клинит, именно так, ведь я почему-то встаю в позу оправдывающегося, мол, ребята, хожу нормально, не болею, практически, белок не только животный бывает, понимаете? А рыбу? И рыбу тоже, мне ее даже для “работы мозга” не надо! А дальше что? Особенно умный, если мы в столовой , начинает изображать неимоверное удовольствие от поедания какого-то там синтетического мертво-серого куска непонятно чего. Будто это что-то меняет для меня. 

У меня стальное правило - не навязывать свои взгляды  другим. Даже не рассказывать. Я не боюсь споров, не боюсь срачей - это все скучно и неинтересно. И осуждать, даже внутренне я никого не осуждаю и не собираюсь. Я не подхожу и не набрасываюсь со словами: “Ах ты, мясоед, пидорас!”  Я никому не агитирую GO  VEGAN! - все это чушь и сектантство, просто это мой нравственный выбор - не делать того-то и того-то. Вполне осознанный.

Говорить, что прав ли кто-то или не прав -  не мое дело. Моим делом было задуматься и решить. Я подумал, что могу прожить и без этого всего. Так и живу.

Уютненький, да: картиночки, гифки, swag или гиг, да, брат?

Айм бэк, бразас энд систас!
Прокрастинируй это, брат. Именно здесь и сейчас ты читаешь это и прокрастинируешь. Ничего пошлого, никаких эвфемизмов, но ты сидишь и прокрастинируешь. Каждую секунду этого текста, каждый его символ, брат, ты прокрастинируешь над мыслью, а не слишком ли здесь дискриминации много, да? Брат, да брат, а где сестра? Да, сестра, и ты тоже. Сиди и прокрастинируй, пока мир также прокрастинирует, когда Бог прокрастинирует, наблюдая за тобой, пока ты прокрастинируешь над альбомом Мьюз, тем самым, которому не хватает боа и кожаных штанов со стразами, например; тем самым, который одной песней отбивает поклонников у Scissor Sisters. Но ему не хватает того гейского, простите, шарма, который есть не у каждого гея, и у него 7 детей на троих. Перебор, братья. Старый звук, Господи, куда ты дел тот лютый запил, который разбивал  о потолок всё твое нутро. А, да, ты тоже заметил/а эту маленькую гадину - ё? А я не заметил, как поставил, уж извини. Тебе покажется это бредом, но пока я ехал в автобусе, я задумался: почему среди женщин-панков столько жирух? Прости, брат, но это правда. Она сидела и обсуждала со своим товарищем, что, как и когда сделать на “НГ”. Знаешь, я никогда не планирую Новый год, ибо я всегда оказываюсь в непонятных местах, непонятно с кем. И я услышал два магических слова - Pussy Riot - Пусси Райот - Пиздячий бунт, Бунт пизды. Я не видел ее и подумал, да она точно жируха. Ее голос, ее дешевые духи, которые пробивали мне ноздри до самого мозга, до той самой гайморовой пазухи, они говорили мне, что она жируха с портфелем в клетку. Так оно и было, брат. “Я - предсказатель, я - Виталий Гиберт,” - подумал  я.  Прости, что затронул эту тему, но я должен был этим поделиться. И прости еще раз, я больше не могу слушать эту пидерасню; я не гомофоб, да, но пидерасня, как женственный гей, ты же понимаешь? Сколько раз ты видел таковых - противное зрелище, правда? Прокрастинируй дальше, брат, я подозреваю, ты уже не читаешь, а  зря, ведь в самом бесполезном тексте есть частичка дзэн, который любят все эзотерики. Дзен заменяет им Бога, он его прогоняет, мол, смотрите, китайцы что выдумали. Или не все, откуда мне знать.  И в Panic Station, знаешь, я уловил эти ритмы дзен, этот вызов, который расшевелил во мне какую-то давно прогнившую частицу, ту, что была во мне и умерла вместе Resistance. Прости меня за этот полуночный бред, хотя нет даже и полуночи, но это импровизация, брат, я белый Отис Реддинг, я черный Элвис, я узкоглазый Пол Маккартни, брат, ты понимаешь? Я совместимость несовместимого. Дэйл Карнеги учит меня жизни, а я дал ему пинка под его белый зад! 

Stand up and deliver

Your wildest fantasy

Do what the fuck you want to

There’s no one to appease

"When Nietzsche wept"

"When Nietzsche wept"